Место встречи выпускников ХПТУ, ХИПБ, АПБУ, АГЗУ, УГЗУ, НУГЗУ
Национальный университет гражданской защиты Украины
ХПТУ, ХИПБ, АПБУ, АГЗУ, УГЗУ
Фотогалерея
Воспоминания
Страницы истории
Наши выпускники
Гостевая книга
Контакты

В Харькове я не был целых 45 лет...

«И в снег и в ветер, и в звезд ночной полет, меня мое сердце в тревожную даль зовет» (строевая песня третьего дивизиона ХПТУ, набора 1959-1962гг.)
В Харькове я не был целых 45 лет с момента окончания пожарно -технического училища МВД УССР в сентябре 1962 года. Так сложились обстоятельства - моя внучка Алеся, поступила в один из Харьковских ВУЗов. Поехал ее сопровождать и помочь с размещением. Решив все внучкины проблемы, не мог не заглянуть в училище, с которым у меня связаны самые теплые воспоминания. В сопровождении офицеров обошел здания, двор, бывшую спортплощадку, нашел свою койку в казарме, учебную аудиторию. Побеседовал с нынешними курсантами, заканчивающими 1 курс. Очень признателен встретившим меня абсолютно экспромтом сотрудникам и постараюсь исполнить данное им обещание - написать свои воспоминания.
Для меня это ответственный момент. Эмоций хватает, но это внутри себя. Удастся ли, кого либо этими воспоминаниями заинтересовать, ведь я не писатель!? Не знаю. Раз уж пообещал, давайте попробую. У вас есть возможность подредактировать. Договорились?
Я, Тарабрин Юрий Васильевич, родился 9 апреля 1942г. в г. Рязань. По национальности - русский.
Отец шел с фронтом и когда освободили г. Брест был направлен на службу в Управление внутренних дел. Мы с матерью и переехали к нему в октябре 1944 г. С тех пор вся моя сознательная жизнь прошла в Беларуси. Нередко шучу - русский-белорус. В 1959г. окончил в Бресте среднюю школу, в этом же году поступил в Харьковское ПТУ. Зачислен на первый курс приказом по училищу №55 от 25 сентября 1959г. С легкой ХПТУшной руки прослужил в органах внутренних дел СССР, а потом Беларуси 44 года и уволен 10 октября 2003 г. по выслуге лет и состоянию здоровья с должности первого заместителя Министра внутренних дел Республики Беларусь в звании генерал - майора милиции.
Мне известно, что из стен училища вышли более 20 генералов. И не только по линии пожарной охраны. Целый ряд выпускников, вроде меня ^менили впоследствии специализацию. Не знаю данных статистики по другим учебным заведениям, но представляется, что это очень высокий результат для училища долгое время дававшего среднее специальное образование. Я бы даже сказал результат просто блестящий. Стать руководителем высокого ранга и получить генеральское звание в системе МВД никогда не было простым делом и возможности несравненно, в десятки раз скромнее, чем в армии. Тем выше цена такого результата. Всю свою службу и сейчас еще думаю об этом. В чем же секрет? Однозначно не скажешь. Попробую сформулировать свою версию. Не претендуя на исключительность. С учетом того, что могу, оценивать в основном личные впечатления. Вне всякого сомнения, тон задавал тогдашний начальник ХПТУ, полковник внутренней службы Капустянский А.Г. определявший организацию воспитания и обучения. Капустянский мне запомнился как выдержанный, высоко интеллигентный человек, пользовавшийся громадным авторитетом и среди курсантов и среди постоянного состава. Мог расположить к себе, обладал чувством юмора. Запомнились и преподаватели специальных дисциплин Погорелов Н.С., Михайлов В.М., Неженцев, Бронишевский Б.П., Халин Н.В., Попов В.М., Чирва, Кабанов М.А. Командиром нашего 3-го дивизиона был подполковник Соколенко Я.Н., суровый, но справедливый «батька», которого мы побаивались и любили. Заместитель командира - майор Капустин С.А. Это строевые командиры, занимавшиеся нашими повседневными делами, службой, учебой.
Приехали поступать мы, абитуриенты в училище еще в июле месяце готовились и сдавали экзамены. Затем одели нас в бывшую в употреблении форму, естественно без погон. Назвали этот период нашей
около курсантской жизни «кандидатским учебным сбором». Почти два
месяца работали на хозяйственных работах, несли службу во внутренних нарядах, дневальными, посыльными, ходили в наряд по кухне. В общем, втягивались в предстоящую курсантскую жизнь. Что оказалось делом далеко не простым. Командиры наши, заранее это зная, не объявляли результаты, сдачи экзаменов и оставляли на сборе людей на треть больше необходимого количества. Наверное, это было оправдано. Не все выдерживали. Возникшие трудности отталкивали, пугали, некоторые проявляли себя с отрицательной стороны. За время кандидатского сбора шел естественный отсев. Тем не менее, десятка два наших «лишних» абитуриентов додержались почти до начала занятий и были отчислены как не прошедшие конкурс в последний перед началом занятий день. Надо было видеть их расстроенные лица со слезами на глазах. Нет слов, обидно! Нам оставшимся было жаль «неудачников», мы уже чувствовали себя членами одного коллектива.
Ну вот, все осталось позади. Стрижка, баня, новая, пахнущая нафталином и кожей форма, погоны. Друг друга не узнать. Все в одночасье стали одинаковыми. Момент этот вроде рядовой, без каких либо ритуалов, но остался в памяти на всю жизнь. (Кстати, в отличие от выпуска, который почему-то мне не запомнился).
Начался новый этап в нашей жизни - мы курсанты!
Потянуло на лирику. Не удержался. Столько лет прошло, а острота впечатлений осталась.
Полторы сотни курсантов на курсе от 17 до 30 лет, вчерашние школьники и прошедшие армию, и службу в органах внутренних дел. Часть уже закончившие «гражданские» техникумы или учившиеся ранее в институтах. Национальностей не счесть: белорусы, русские, украинцы, грузины, азербайджанцы, армяне, ингуши, молдаване. В общем маленький Советский Союз.
Сент Экзюпери сказал: «Единственная в мире роскошь - это роскошь человеческого общения».
И этой роскошью мы пользовались в полной мере. В ход шел любой «товар». Свой вклад в создание на дружеской атмосферы внесли наши однокурсники.
Виртуозно владевший аккордеонном - Юрий Дудинов. Гитарист и балагур Геннадий Бичайкин, прекрасно исполнявший под свой аккомпанемент: «...клен ты мой опавший, клен одеревенелый»; «...кондуктор, не спешит, кондуктор, понимает», а Евгений Близшок чуть ли не половину курса научивший плясать и выбивать чечетку. Познавали обычаи, учились уважать их, следовательно, друг друга. Бесценным для нас «салажат» был опыт старших, прошедших хорошую жизненную школу. Они помогали нам правильно все понимать и выживать. Вооружали своим опытом. А учиться было не просто, ведь приходилось еще и служить -наряды, караульная служба, а затем и УПЧ - учебная пожарная часть. Настоящая боевая работа, не освобождавшая от учебы. Бывало, ночь проработаешь на пожаре, а утром занятия по расписанию. Сидишь, борешься со сном. Преподаватели относились к этой дреме с пониманием, никогда в таких случаях не позволяли себе высмеять или отчитать время от времени клевавших носами курсантов. Большинство из них сами прошли эту школу, все понимали и проявляли солидарность. Правда, в перерывах между занятиями избежать дружеских подковырок не удавалось. Были они беззлобны и ничего кроме дружного хохота не вызывали.
Физические нагрузки были довольно тяжелыми. Спасало положение наша спортивность. Не секрет, что в подборе курсантов в то время активно участвовала кафедра физподготовки, в лице офицеров -преподавателей Кабанова и Власова. Они тщательно просеивали абитуриентов на предмет наличия спортивных заслуг. И обнаружив спортсменов в числе поступающих, усиленно курировали помогая преодолеть экзаменационные и организационные барьеры. К тому же училище располагало довольно неплохой спортивной базой, великолепный
по тем временам спортзал, игровой и гимнастический, зал тяжелой атлетики,
спортплощадка со всем оборудованием для занятий пожарно - прикладным (так он тогда назывался) спортом. Спортивные занятия всячески поощрялись, активно использовались возможности местной базы «Динамо». Курсанты занимались борьбой, штангой, волейболом, гимнастикой, боксом, велоспортом, фехтованием. Проводились соревнования между курсами на первенство училища. Особенно пользовались авторитетом борьба и пожарно-прикладной спорт.
Не могу не вспомнить добрым словом лучших спортсменов своего курса, в основном мастеров и кандидатов в мастера спорта штангистов Гущина К.Е., Белошенко, Черникова, Бабака.Гимнастов - Диденко, Ярошенко, Яковлева, волейболистов - Васильченко, Томашука и Куксова, многоборца Кужельного. Большой группы борцов среди которых были и вольники и самбисты: Алло, Божко, Сатановский, Сидоренко, Златин, Сыровой, Левандовский. Мастерами пожарно - прикладного спорта стали наши однокурсники Кистень и Заводов. Не всех я теперь уже помню, но назвал большинство самых активных наших спортивных лидеров. Почти три десятка человек! Не заниматься спортом было не престижно. Существовала ведь и обязательная спортивная подготовка; гимнастика, пожарно-прикладной спорт, ежегодные десятикилометровые марш-броски в полной амуниции, лыжи. Кабанов и Власов были профессионалами, умели подойти к слабому, заставить, заинтересовать, научить. В общем, прививали и очень многим, в том числе и мне, привили любовь к спорту. Такое отношение к физической подготовке всячески поддерживалось руководством училища. Но когда случался срыв у какого-то курса в учебе, как правило, по результатам сессии начинались преподавательские разборки. Спортсмены, мол много пропускают занятия и.т.п. и т.д., отсюда нет нужных знаний. Что было, то было. На очередном сборе всего личного состава, начальник училища прилюдно жестко критиковал кафедру физвоспитания за срывы учебного процесса, лоббирование интересов спортсменов при поступлении и во время учебы. В общем обвинял публично во всех смертельных грехах. Грозился прекратить «порочную практику». Проштрафившиеся спортсмены «мобилизовались». Очередной экзамен свидетельствовал о значительном улучшении качества знаний. И все текло своим чередом до следующего раза. И это было правильно. Именно спорт помогал нам не только успешно учиться, но в последствии и служить, ибо в нем, в спорте, мы учились честно выигрывать, достойно проигрывать, терпеть, не сдаваться, не сходить посередине дистанции. Делать что-то не только ради себя, но и для команды. И качества эти оказались востребованными и в личной жизни и в службе. Не был в этом плане исключением и я. Прибыв к месту службы, вернулся к занятиям своим любимым видом спорта - академической греблей. Шесть лет был в составе сборной команды Республики Беларусь по этому виду спорта. Очень высоких спортивных результатов скажу прямо, достичь мне не удалось. Был неоднократным призером зональных первенств СССР, международных соревнований. Но совмещать службу и профессиональный спорт, не являвшийся прикладным, оказалось практически невозможно. Пришлось выбирать. И я это сделал - служба! Выбор довольно не простой, ибо был в то время в пике спортивной формы и расставаться с возможностью достичь большего, чем смог до этого, оказалось процессом болезненным и непростым. Жалею ли о принятом решении? Совру, если заявлю, что остался доволен. Но жизнь готовила некоторую компенсацию. Спустя 20 лет «гребцы» меня нашли в должности начальника главка МВД республики и упросили возглавить федерацию гребли. Не устоял, и не жалею. 15 лет возглавлял на общественных началах свой любимый вид спорта. За это время федерация смогла подготовить чемпионов и призеров Олимпийских игр, чемпионов и призеров мировых первенств. Мы получили признание в мире. А в моей спортивной домашней коллекции появились награды столь высокого достоинства.
Профессиональный спорт я оставил, а вот «любительский» динамовский меня не отпускал еще долго. И по каким только его видам не пришлось выступать: лыжи, биатлон, служебное многоборье, ориентирование, стрельба, легкая атлетика, волейбол, теннис и т.д. Попытки отбиться от соревнований начальство не принимало, «ну и что, что не лыжник, ты же мастер спорта»! «Отцы-командиры, да я уже не тренируюсь!»
«Все не тренируются,   ничего,   надо!» Не скажу,   что получал удовольствие от таких выступлений, но надо значит надо!
Уже почти сорокалетним слушателем Академии МВД СССР с помощью завкафедрой физвоспитания героя Советского Союза мастера спорта полковника Попрядухина узнаем, что из 15 слушателей нашей группы по подготовке высшего управления личного состава 13 - бывшие мастера спорта. Думаю, это не случайность. Спортивная подготовка помогала служить. Особо этот фактор играл положительную роль в завоевании авторитета среди личного состава. Возглавляя различные подразделения за время службы имел неоднократно возможность в этом убедиться. Спорт помогает ближе изучить сотрудника, увидеть как он себя ведет в коллективе, как принимают и оценивают его сослуживцы. Уважительно к этому относится и преступный мир. Сила и ловкость были всегда в почете. Ну а если при этом есть и голова, ваши шансы стать лидером значительно повышаются.
Итак, попробуем немного, как у нас в Белоруссии говорят «обогульнить», т.е. обобщить.
Командный и преподавательский состав училища смог, за время обучения дать нам нужные на практической работе знания. Смог заинтересовать учебой и привить понимание необходимости учебу эту продолжать. Нередко курсанты самостоятельно, сверх программы нашего учебного заведения пытались получить знания по тому или иному предмету. Покорный ваш слуга, например, совершенно добровольно и по собственной инициативе проштудировал учебник логики, активно читал все, что находил по генетике, пытался самостоятельно совершенствоваться в английском
языке. Поверьте, говорю о себе лишь потому, что точно могу назвать чем, именно я интересовался. Таких примеров было достаточно.
В 1962 году училище закончили, если мне не изменяет память, 12 белорусов. Сейчас я вспомнил фамилии только 10: Зуевич, Тарабрин, Лукашевич, Высоцкий, Парфианович, Левандовский, Барсуков, Скоробогатый, Санкевич, Маевский. Практически все продолжали учебу дальше, получив высшее образование. И это еще не все. В 1980 году, поступив на 1-ый факультет Академии МВД СССР в г. Москва, который занимался подготовкой высшего управленческого звена для органов и подразделений МВД страны, я встретил там своего однокурсника Вячеслава Мишина, который закончил этот факультет за год до меня. Там же повстречался с В. Салютиным, закончившим училище в 1963 году ставшим впоследствии генералом. Кстати, Салютин получил ученую степень кандидата юридических наук. Этот же факультет Академии закончил и выпускник 1963 года Николай Терешков, долгое время возглавлявший управление пожарной охраны г. Минска. Вот, включая меня, 4 выпускника ХПТУ закончили с отличием Академию МВД СССР. Думаю их больше, просто говорю о тех, кого знаю. Если поинтересоваться, наверняка этот список окажется не полным.
В различные годы службы к «продвинутым» как теперь говорят, т.е. стремившимся учиться сотрудникам, относились по-разному и начальство и коллеги. В полной мере пришлось это испытать и на себе. В 60-е годы, когда мы пришли на службу в подразделения пожарной охраны, в стране уже полным ходом шел очередной этап технической революции, строились заводы, внедрялись новые технологии. Пожарная охрана остро нуждалась в квалифицированных кадрах, ибо неоконченное среднее образование и различные кратковременные курсы большинства ее сотрудников не позволяли грамотно решать возникающие вопросы. В это время появились мы и нам подобные выпускники средних пожарно - технических училищ Ленинградского, Львовского и по-моему Свердловского. Кем-то наверху, вопросы эти были не плохо продуманы. Специалисты появились как нельзя кстати, чего стоит перечень предметов, которые нам пришлось изучать. Попробую по памяти перечислить некоторые: высшая математика, химия, теплотехника, электротехника, техвооружение и связь, механика, строительное черчение, если к этому еще и добавить обучение вождению автомобилем на уровне профессионала и мотоциклом, можете вполне представить себе уровень молодого пожарного, техника - лейтенанта того времени. Наверное, портрет молодого выпускника ХПТУ будет не полным, если мы не учтем, что это были молодые люди не плохо подготовленные и в спортивном отношении.
Но жизнь развивалась и очень быстрыми темпами, требуя новых и новых знаний. Отсюда и наше стремление их получить. Мы это поняли и пошли учиться дальше.
В этой связи вспоминается небольшой эпизод. В начале 90-х годов будучи начальником главного управления вневедомственной охраны МВД Беларуси, пришлось заниматься разработкой автоматизированной системы «Алеся» позволяющей решать на современном уровне вопросы управления силами и средствами задействованными на охрану общественного порядка, а также обеспечивать централизованную охрану объектов и квартир граждан от проникновения и пожара. В общем современная, комплексная трехуровневая автоматизированная система. Работа над ней требовала многого: и знаний, и решений организационных и финансовых вопросов. Все это удалось решить в конечном итоге и система «Алеся» стоит на вооружении органов внутренних дел Беларуси. Но тогда мы получили информацию, что в одном из закрытых институтов Российской Федерации подобная система уже сделана. Срочно едем знакомиться. Информация оказалась не очень достоверной. Да, работа ведется, но за основу взят один единственный прибор и до системы ох как далеко! Встречаемся с директором института. Мой тезка, одногодка, генерал, доктор технических наук академик А.Н. СССР, лауреат госпремий, открытый, добрый, умный человек, страстный как и я спортсмен, охотник, рыболов, путешественник. Встречает довольно настороженно. Это понятно, какие-то милиционеры «полезли» в разработку новейшей техники, да еще составляют конкуренцию. Докладываю ситуацию, слушает внимательно. Просит документы, изучает. Моментально понимает, в чем ошибка. Спрашивает, кто делал техническое задание и организовал работу. «Скромно потупляю взор». Извини, говорит тезка (надо же такое совпадение). А какое у тебя базовое техническое образование? Озвучиваю - ХПТУ. Не понял - что? Расшифровываю, смотрит с недоверием. Не может быть! И все? Говорю, что именно так. В сердцах хлопает себя ладонью по лбу. Ну, как же так?! Как я со всеми своими регалиями сразу не сообразил. Система, конечно же - система, а не прибор! Пожарное училище! Ну, ты даешь, полковник! Молодцы! Делайте! И ни кому не отдавайте! Так мы и поступили.
Появление такого отряда молодых специалистов оказалось востребованным на местах. Но надо сказать, что не вдруг, не сразу. Был и период относительного застоя. Такова ситуация сложилась в то время в органах внутренних дел страны. Финансирование и материально — техническое обеспечение органов внутренних дел шло по остаточному принципу, а противопожарная служба в то время, находилась в системе МВД. Н.С. Хрущев в начале 60-х годов умудрился даже сократить МВД и должность Министра как таковую. Должностные звания были крайне низкими. Начальник караула военизированной пожарной части - лейтенант внутренней службы, инспектор государственного пожнадзора отдела внутренних дел - старший лейтенант. Оклад 80 руб. За эти деньги можно было более или менее сводить концы самому. А когда женился и появились детки, без помощи родственников нормально не прожить. Да и этот, имею ввиду звание, моральный стимул, ибо за звание никаких доплат не полагалось. К его присвоению кадровые аппараты относились безразлично. Очередные звания не присваивались по 15-17 лет. По этому поводу мы шутили: «Появится в газете -- умер лейтенант Иванов, девушки прочтут, расстроятся. Надо же, лейтенанта жалко! А лейтенанту - 60! Дедушка -лейтенант. Такие порядки существовали до 1969 года. И только с приходом на должность Министра Н.А. Щелокова ситуация стала меняться в лучшую сторону. И в отношении денежного содержания и в отношении материально-технического обеспечения. Хотим мы это признавать или не хотим, никто больше этого человека для поднятия авторитета и значимости органов внутренних дел в т.ч. и пожарной охраны не сделал. Ни до него, ни после. И это не мое личное мнение. Но это все потом. А в то время мы работали, как и было положено. Выполняли служебные обязанности, рисковали своей жизнью, спасали жизни других, выкручивались и с небольшой заработной платой. Женились, учились, росли по службе. Жизнь шла своим чередом и довольно активно.
Самое время меня остановить, чтобы не отвлекался и не уводил возможного читателя в сторону от основной темы и задать вопрос. И что же вы, товарищ генерал, так расхваливаете альма-матер, т.е. ХПТУ и вами уважаемую ранее и теперь пожарную службу, а сами сошли с этой стези.
Каюсь! Грешен! Но как ни странно виноват в этом не только я, но и ХПТУ. Да, подготовка у выпускников училища была очень даже неплохой. В гарнизонах пожарной охраны, где были военизированные пожарные части, это знают. Ну а я был направлен на должность инспектора Госпожнадзора сельского отдела внутренних дел в Брестской области Республики Беларусь. Сложности начались чуть ли ни с первого дня службы. Упрощая, должен сказать, что на своей должности я призван был решать две задачи.
Первая - заниматься профилактикой пожаров. И в этом плане чувствовал себя уверенно, «как рыба в воде».
Вторая - осуществлять дознание по пожарам . Вот тут то и выяснилось - выгляжу в этом вопросе опять «как рыба», но только не вводе, а скажем на льду. Т.е. в состоянии близком к беспомощному. Сейчас, когда пишу эти строки, передо мной лежит конспект лекций, сохранившийся из тех самых «курсантских» времен. Конспект по организации работы органов и подразделений пожарной охраны. Я с удовольствием его перечитал. Толстая общая тетрадь, в ней много нужного. Есть даже тема - организация проверок работы подразделений. Но практически ничего нет по упомянутой выше задаче номер два. И это немедленно сказалось, пришлось, что называется «догонять на ходу». Я отчетливо помню свой первый выезд на место происшествия в составе оперативно - следственной группы районного отдела милиции. В одной из деревень загорелся магазин. Пожар случайно обнаружил кто-то из загулявших сельчан и здание магазина удалось отстоять, хотя товара попортилось много. Осмотр показал, что имел место поджог, ибо очаг пожара находился в тамбуре между двумя закрытыми дверьми. Приступили к работе наметив эту версию в качестве главной. Определили круг возможных подозреваемых и свидетелей. Мне поручили допрос одного из них. Этот процесс надо было видеть. Допрашивать я должен был поджигателя. Это конечно выяснилось потом. А в тот момент мы оба находились в состоянии близком к отчаянию.
Я, записав установочные данные и констатировав, что «по существу заданных вопросов пояснил» - не знал в чем это «существо» заключается, о чем его спрашивать и что вообще делать.
Он, потому, что, понимал, не просто так его подняли с постели среди ночи, руки были слегка обожжены (я этого, кстати, не заметил), ко всему прочему вид мой был наверное достаточно суров и парень понял, что попался.
К моему счастью через некоторое время в комнату зашел следователь, забрал у меня гражданина даже не посмотрев на мою «писанину». Примерно через два часа я узнал, подозреваемый дал признательные показания. Благодаря четким действиям оперативной группы, преступление раскрыто по горячим следам. Оперативной группой, следовательно, и мной в том числе. Вывод для себя я сделал одновременно с раскрытием преступления. Не хочешь быть смешным - учись браток! Так нас наставники в училище воспитывали. Именно так оказалось и в реальной жизни. Справедливости ради, должен признаться, что немного сгущаю краски. И об этой стороне деятельности органов внутренних дел мы, курсанты, были осведомлены. Нас при осложнении оперативной обстановки, а в Харькове, городе который в преступном мире именовался «дядей», простой она никогда не была. Надо наверное пояснить эту иерархию. В преступном мире Одесса была «мама», Ростов «папа», а Харьков, как уже сказано «дядя». Поэтому обстановка в городе осложнялась нередко, и наши курсанты, вооруженные штык ножами, использовались для усиления службы. Как правило, нас привлекали для патрулирования совместно с работниками милиции. Мы присутствовали на инструктажах, заступающих на охрану общественного порядка нарядов, нас знакомили с информацией о разыскиваемых преступниках и совершенных преступлениях.
К одному из праздников, училище в полном составе эшелоном было переброшено в Киев, где нам пришлось нести службу по охране общественного порядка целую неделю. Было ли это простым делом? Конечно, нет. Отдельные эпизоды врезались в память и сохранились в ней до сих пор.
В адрес милиции всегда было достаточно упреков со стороны населения и со стороны властей. Всем хотелось чтобы в случае необходимости милиционеры появлялись на месте происшествия немедленно, как в сказке «Двое из ларца» - одинаковы с лица. Были бы хорошо обучены, вежливы, решительны, но это бывает только в сказках. В реальной жизни чтобы наладить хотя бы более или менее четкую работу милиции нужны хорошо подготовленные люди, техника, нужен системный подход и финансирование в том числе, а не голые лозунги, типа «усилить, улучшить, активизировать», которые широко использовались на практике. К сожалению, эти методы живут и сохраняются поныне. Прошу прощения.
Отвлекся.
Итак, рядовой сюжет. Семейный скандал в общежитии тракторного завода. Общежитие - это название дощатой постройки коридорного типа с удобствами в глубине двора, очень даже высокопарное. Барак, одним словом! Заходим вдвоем с сержантом милиции. Единственная комната, в углу керогаз, на полу тюфяки. Кричит женщина в изорванном в лохмотья платье. Кричат четверо малолетних детей, замурзанных и полуодетых. Вонь, грязь, лицо у женщины в порезах. Мышцы висят кровавыми лохмотьями, в рваных ранах проступают белые кости. Посередине комнаты, полуголый, босой хозяин жилища. Лицо все изодрано, в руке кусок разбитой тарелки. Именно этим «оружием», как выяснилось, он и «изрисовал» физиономию своей благоверной. Не знаю, как воспринимается вами моя попытка «нарисовать» эту картину, но на меня 17-летнего пацана, она произвела неизгладимое впечатление. А ведь это рядовая «бытовуха», семейный скандал, нередко, кстати, заканчивающийся куда как менее благополучно.
Еще один выезд. Народ просит помощи. Приезжаем, групповая драка на танцах в одном из клубов на Холодной горе. «Месятся» несколько десятков человек. В ходу финки, кастеты, велосипедные цепи. Молодежи, наверное, последний вид оружия не известен. Поясняю: половинка велосипедной цепи, с одной стороны обмотана изолентой или веревкой -импровизированный металлический кнут. Бьют по спинам и головам. Где попадает последнее звено дырка похожая на пулевое ранение. Милиционеры действуют быстро и решительно, извлекают из толпы участников драки и заталкивают в милицейскую «линейку». Меня с моим штык-ножом поставили охранять двери линейки, чтобы не сбежали. Стою, охраняю. Драка продолжается и в машине, кузов ходит ходуном. Я стою спиной к дверям окруженный возбужденной толпой. На угрозы и требования открыть дверь не реагирую. Наталкиваем полный кузов человек 20 и везем их в отдел милиции разбираться. Спина мокрая - адреналина полны сосуды. Вот такая практика, которую нам пришлось пройти. Конечно, не по профилю обучения. Но для выпускников, вроде меня, которые попали служить в сельские отделы внутренних дел, она очень даже пригодилась, что называется, пришлась ко двору. И ничего удивительного в этом нет. Ибо отделы милиции шестидесятых годов были малочисленными. Штатной дежурной службы не существовало. Дежурили все офицеры в порядке живой очереди, согласно составленному графику. Выходило в среднем по два, а то и три дежурства за месяц. Сутки работаешь, сутки отдыхаешь, если конечно не произойдет что-либо из ряда вон, Заступаешь на службу, днем задачи решаются довольно просто. Начальство на месте, сотрудники тоже, а вот вечером и ночью...
Вся информация идет на тебя. Надо реагировать, немедленно, некогда бывает и советоваться. Вот уж где в полной мере вырабатывается умение принимать самостоятельные решения. Заметьте, порядок такой: правильно решил - никто никакого внимания не обратит. Так, мол, и должно быть. А вот если напортачили, или не организовали нужной работы вообще -жди головомойки по полной программе. Да и не это главное, порой чувство вины остается в тебе и преследует долгие годы. Однажды, проработав уже три или четыре года, я неадекватно среагировал на казалось бы рядовой семейный скандал. Два великовозрастных сына жаловались, буйствует их престарелый отец. Звонили несколько раз. Я настойчиво рекомендовал им принять меры самостоятельно. Они ссылались на то, что боятся. В общем, после двух часового препирательства, я выехал на место происшествия, захватив по пути участкового, но было уже поздно. 70-летний тщедушный дед ударил топором по голове свою бабку и она к сожалению погибла. Абсолютно здоровые два 40-летних сына не защитили мать. Зато когда мы деда задержали, порывались его убить. Еле спасли. Вот тебе и семейный скандал! Цена неправильного решения - жизнь! Попробуй такое забыть. И оправдать себя в своих же собственных глазах. Не каждый это сможет. Я не смог!
Курсанты наши поощрялись руководством УВД города. За участие в раскрытии преступления. В связи с этим не могу не вспомнить курсанта Сердюка. К сожалению забыл имя. Он был харьковчанином, не плохо учился. Общителен и доброжелателен. Всегда готов помочь однокурсникам в трудную минуту. Однажды Сердюк нес караульную службу на спортивной площадке, расположенной через дорогу от училища и примыкавшую к старому городскому кладбищу. На рассвете обратил внимание на вошедшую на территорию кладбища пару. Мужчина и женщина, везли перед собой детскую коляску, у него в руках была лопата. Столь странная пара, на рассвете, на заброшенном кладбище, не могла не обратить на себя внимание нашего часового! Через некоторое время пара проследовала назад. Сердюку показалось, что коляска была пустой, а в руках мужчины не было лопаты. Решив проверить свои сомнения. Осмотрел ближайшие аллеи и обнаружив на одной из них свежий холмик земли - выкопал живого младенца, завернутого в одеяло заживо похороненного. Сердюку объявили благодарность. Горе - родителей милиция разыскала. Но печальная история на этом не закончилась. Через несколько месяцев, сдав последний выпускной экзамен в числе первых, пока еще курсант Сердюк поехал с группой сотрудников уничтожать ненужные документы. Жгли их на берегу реки. Было очень жарко, решили искупаться. Сердюк прыгнул в речку, а там оказалось мелко и получил перелом шейных позвонков. Его срочно госпитализировали. Мы, выпускной курс собрали ему передачку. Знаете, что могут собрать курсанты, кому, что прислали. Скромно, но несомненно трогательно, ибо от души. Понесли в госпиталь. Но было уже поздно. Первая потеря. Три года вместе, это была трагедия для всех нас. Незадолго до случившего у Сердюка родился сын. Вот так решила судьба. Дал человек жизнь двум мальчишкам, а сам погиб. Лейтенантское звание получить не успел. Интересно было бы узнать какова судьба малышей, ведь сегодня им уже по 45 лет.
Не могу не вспомнить в этом плане подвиг, другого слова не нахожу, генерала внутренней службы Салютина. Служил он тогда по-моему в должности оперативного дежурного штаба пожаротушения г. Ростова (если помните ,то город «папа» по шкале преступного мира). В то время (середина 60-х г.) в Ростове существовала вооруженная банда братьев Толстопятовых, долгое время совершавшая дерзкие, разбойные нападения и остававшаяся неуловимой. Насколько мне известно, Салютин, случайно попав, на служебной автомашине к месту возникшей между милицией и бандитами перестрелки, прихватив на борт вооруженного пистолетом сержанта милиции, невооруженный преследовал бандитов, ведущих по преследователям огонь из автомата и сам в результате перестрелки один из бандитов был ранен и в последствии задержан. Оцените ситуацию. Могу только добавить, что за проявленное мужество выпускник 63 года и в последствии генерал Салютин был награжден орденом «Красной звезды».
Как видите, адреналина в милицейской работе было вполне достаточно. Ведь решать чисто милицейские вопросы нам, пожарным инспекторам приходилось не только во время дежурств по райотделу милиции, но и при проведении различных рейдов, засад, профилактических мероприятий, праздников, выборов и т.д. в общем во всех случаях тогда требовалось усиление службы.
Так постепенно втянулся я в эту работу. Во многих случаях прямопротивоположную обязанностям инспектора Гопожнадзора. Поступил учиться в высшую школу МВД на юридический факультет по окончанию которого в 1969 году был переведен на милицейскую должность в УВД Брестской области. Впереди меня ждали 34 года милицейской уже службы. Сейчас, оценивая произошедшее, могу сказать, что служба эта у меня получалась довольно неплохо. Возможно, если бы после окончания училища попал служить в пожарную часть, судьба моя могла бы сложиться по - другому. Госпожнадзор меня, честно говоря, не привлек. Не нашел интереса. Много рутины - писанины. Тянуло на «боевую» работу. Вот я ее и нашел!
За время милицейской службы сходил и на ножи, и вилы, и топоры, и на охотничьи ружья. Будучи начальником райотдела милиции пришлось, как у нас говорят, лично «брать» преступника вооруженного автоматом. Уже в должности заместителя Министра занимался предотвращением массовых беспорядков в колонии, розыском и задержанием совершивших групповой побег особо опасных уголовных преступников. Но, полученные знания в противопожарной области за время моей милицейской службы оказывались востребованными и причем неоднократно. В 1997 году в качестве старшего оперативного начальника мне пришлось организовывать ликвидацию аварии на железной дороге в г. Борисове. В результате неисправности колесной пары сошел с рельс эшелон с бензином и сжиженным газом. Образовался огромный костер из более чем трех десятков железнодорожных цистерн. Одна из них была пробита и находившийся в ней бензин разлился и вспыхнул. К моменту моего прибытия к месту происшествия совместно с тогдашним начальником управления пожарной охраны Республики Беларусь генералом Астаповым В.П., (окончивший наше училище на год раньше меня и вскоре ставшим Министром созданного в республике Министерства по чрезвычайным ситуациям). Готовилась пенная атака. Ситуация сложная. В 100 метрах от места пожара шпалопропиточный завод, в 200 метрах крупнейший железнодорожный узел, в 50 метрах начинался жилой сектор города, состоявший в основном из деревянных домов и хозяйственных построек. Ликвидацией пожара естественно руководил Астапов В.П. Я же занимался милицейской частью проблемы. Эвакуация населения из опасной зоны, охрана ценностей и общественного порядка. Но, находясь непосредственно у очага, вполне мог оценить степень риска участников ликвидации пожара. До пенной атаки, попытки охладить горящие цистерны не приносили должного эффекта. Разлившиеся десятки тонн бензина вспыхивали под ногами пожарных то в одном, то в другом месте. Несколько бойцов пострадало. Наконец грамотно подготовленная и проведенная пенная атака внесла перелом в ход тушения. Почему-то в голову совсем некстати пришло. Люди и техника сконцентрированы в одном месте довольно плотно. И если взорвется хотя бы одна из 60 тонных цистерн... Пожар реально угрожал жизни всех участников его тушения.
За мужество и отвагу проявленную при его тушении несколько человек были награждены государственными наградами. Вот так, напоследок как говорится, убедился, профессию, которую я выбрал еще в юности никак не назовешь спокойной и безопасной. Достаточно вспомнить Чернобыль. Ликвидацию аварии на ЧАЭС. Не буду вдаваться в описание происшедшего, сегодня это всем известно. Хочу только сказать, что на территории 30 км зоны от станции со стороны Беларуси принимало участие в ликвидации более 10 тыс. сотрудников белорусской милиции, пожарной охраны и внутренних войск. Я поехал добровольно в середине июня 1986 года. Боевые вертолеты еще атаковали четвертый блок...
Мы все: сержанты, прапорщики, офицеры и генералы были одного призыва. Призыва для которого Родина, Честь, Долг не просто слова, а образ жизни. Не случайно в рядах ликвидаторов с первых же дней по своей воле, хотелось бы это подчеркнуть, оказалось много сотрудников уже прошедших Афганистан.
Защитить, спасти человека - главное, чем призваны заниматься органы внутренних дел. Этим мы и занимались в далеком уже 1986. Честно исполняли свой долг, как вскоре выяснилось, а теперь стало особенно ясно, ценой собственного здоровья, а для многих из нас и жизни. То, что было сделано участниками ликвидации последствий аварии на ЧАЭС предстоит еще достойно оценить. Уверен, рано или поздно это произойдет. От результатов нашего труда зависели жизни и здоровье миллионов людей.
В тяжелейшей, трагической ситуации мы не дрогнули. Мы это сделали! Каждый на своем боевом посту и вправе этим гордиться! Не могу не сказать, что в нашем заезде заместителем начальника противопожарной службы был выпускник нашего училища 1961 г. Евгений Царев, в то время подполковник. Неоднократно участвуя в тушении пожаров, в зоне отселения Евгений получил предельную дозу облучения. Спасти его медикам не удалось.
В двух поколениях нашей большой семьи в свое время, сложилась традиция мужчины выбирали в качестве профессии службу в рядах Вооруженных сил, органов государственной безопасности и внутренних дел. Так что в 1959г. в училище я оказался не случайно. Могли быть варианты со специализацией, но то, что буду офицером - не было сомнений. Среди более 20 старших офицеров членов нашей семьи представители различных воинских специальностей: летчики, артиллеристы, десантники, разведчики, оперативные работники. Старшее поколение прошло Великую Отечественную, младшие - Афганистан и Чернобыль. Члены нашего семейства проживают в настоящее время в трех государствах: Беларуси, России и Украине. К сожалению, в силу известных причин, семейная традиция нарушилась. В третьем поколении лишь два действующих офицера - мой сын и племянник, проходящие службу в МВД Беларуси.
Но профессию защищать Родину, еще никто не отменял. Есть такая профессия!
Глубоко   благодарен   своему родному   Харьковскому   пожарно техническому    училищу,    его    преподавательскому    составу,    моим однокурсникам и сослуживцам, научившим меня защищать и спасать самую большую ценность - людей!
Генерал - майор милиции в отставке
Ю.В. Тарабрин

Комментарии:

  1. Евгений Петрович Белевцов, город Сумы Украина
    23.10.2014 18:47
    Здравствуй Юра с привет к тебе твой сосед по парте в училище Женя. Очень рад за твою судьбу. Я закончил службу майором Советской армии в Сумском артиллерийском училище в должности начальника службы ГСМ подробности о себе отдельно моя електронная почта aleksandr.belevc@mail.ru

  2. Юрий Григорьевич Гребенников, г.Берислав Херсонской, Украина.
    16.01.2011 11:20
    Очень хорошо помню тебя, Юра Тарабрин.Зайди на сайт в интернете, почитай мои писульки и отзовись. Ведь нас осталось так мало, прошло-то почти пол века. Сам не можешь, попроси внуков. Очень тебя прошу.

  3. він, Україна
    07.12.2009 04:59
    Дуже цікаво почитати дані спогади...,але повинен сказати,що вже не ті часи,вже не та країна,не має тепер офіцерської честі і гідності,принаймні в системі МНС.Тепер власних зусиль замало,якщо в тебе не має впливових родичів,знайомих або як кажуть "мази,трактора ітд" то тобі світить бути сірою масою.Без хабаря тепер на нормальну посаду не попадеш і вся система МНС це одна корупція...

Добавить комментарий

© 2008—2018 Национальный университет гражданской защиты Украины. Все права защищены